Проект:Кто уничтожает российский лес?

From ДОСЬЕ
Jump to navigation Jump to search

Проект в процессе разработки. Большинитсво информации обрабатывается и изучается, доступна она будет в скором времени. Приносим извинения за вынужденное ожидание.


КТО УНИЧТОЖАЕТ РОССИЙСКИЙ ЛЕС?



«

Ученые считают, что во время последних ледниковых периодов в России не было угрюмой тайги, а присутствовала бескрайняя тундростепь, где паслись мамонты, шерстистые носороги и овцебыки. Потом пришли люди, съели мамонтов — и всё поросло лесом, потому что некому стало вытаптывать деревья и удобрять травы.

Восстановить тундростепь страны можно, используя национальный характер и международное экономическое сотрудничество.

Пожары и рубки ежегодно в среднем уничтожают 3-4 миллиона гектаров леса. Захламленность тех участков, что образуются после вырубок, способствует росту количества лесных пожаров, что, в свою очередь, ведет к дополнительным рубкам — под предлогом ликвидации последствий. Круг замыкается.

Спрос на древесину велик в Европе и растет в Китае, где рубки в естественных лесах ныне запрещены. И нужды Китая обеспечивает Россия — четверть отечественной древесины идет в Поднебесную. Объем растет с каждым годом.

При этом местная власть отчитывается вовсе не об этом, вернее, как бы не совсем об этом, – рассказывают о притоке китайских инвестиций в «заготовку и глубокую переработку древесины».

Как результат — вся доступная для транспорта сибирская тайга зияет проплешинами вырубок и черными гарями.

В южных районах лес отступает на север, и если последовательно продолжить начатое — внуки как раз и увидят воссоединение тундры и степи. Разве что не увидят мамонтов.

»
Новая Газета




Иркутская область, Красноярский край, Бурятия, Забайкальский край, Томская область - бескрайние леса данных территорий уже несколько лет безостановочно зачищаются российскими и китайскими лесорубами для последующего экспорта в Китай.

Активные вырубка и экспорт лесов начались в 2016 году. Именно тогда российский лесопромышленный комплекс по итогам года показал рост доналоговой прибыли более чем на 135%, а совокупная прибыль до уплаты налогов составила 173,55 миллиардов рублей. При этом деревообрабатывающая отрасль продемонстрировала прибыль в размере 55,24 миллиардов рублей, тогда как в 2015 году она была в убытке на 3,18 миллиардов рублей. А лесное хозяйство вышло в прибыль (6,36 миллиардов рублей) вообще впервые за последние восемь лет. (Вся информация взята из ежегодного обзора Lesprom Network, что имеется в распоряжении Газеты.ру)

Данный скачок заработка дереводобывающих предприятий, вместе со скачком инвестиций в основной капитал сегментов лесных хозяйств (65,7%, до 14,56 млрд руб) связан с резким увеличением экспорта обработанной и необработанной древесины в Китай. Российский экспорт необработанной древесины в 2016 году увеличился на 3,2% и составил 20,7 млн куб. м. При этом средняя цена по сравнению с 2015 годом снизилась на 2,3%, до $68 за куб. м. Китай закупил в 2016 12,76 млн куб. м, что на 8,5% больше, чем в 2015-м. Доля КНР в закупках российской древесины возросла на 3 п.п., до 64%. Поставки пиломатериалов из России по итогам 2016 года возросли на 10,1%, достигнув 26,7 млн куб. м. Более половины этого объема (53%) закупил все тот же Китай, поставки пиломатериалов в эту страну возросли сразу на 37,1%.

И всё бы ничего, да только вырубка (а по сути - зачистка и уничтожение) лесов Сибири происходит с постоянными нарушениями законодательства, без каких-либо попыток рекультивации леса, браканьерскими способами и с полным безразличием к природе России и животному миру, проживающему на территории вырубающихся лесов.

Ниже приведено расследование, твёрдо доказывающие эти заявления.


Часть 1. С чего всё началось?

<Данный абзац в процессе разработки. Приносим извинения.>

Часть 2. Как вырубают?

Способ первый. Под видом СОМ

(Большая часть информации взята из данной статьи Новой Газеты.)

СОМ означает "санитарно-оздоровительные мероприятия". Их назначают в основном в насаждениях, поврежденных пожаром, ветром, снегом, засухой, промышленными выбросами или иными факторами. Подобными "оздоровительными" мероприятиями в основном как раз и прикывают дереводобывющие компании - прикрывают госструктуры - потому что именно они назначают СОМ, и именно на плечах госструктур, как следует из Лесного кодекса Российской Федерации, лежит обязанность заботиться о лесе.

Почему вырубают под прикрытием? Дело в том, что лучший, самый дорогой и менее поврежденный лес находится в заповедниках и заказниках - на территориях, защищенных от промышленной вырубки, а также находящихся под контролем егерей во избежания актов вандализма. Но дело в том, что на территории заказников не запрещена вырубка в "санитарно-оздоровительных" целях - туда и нацелилось государство вместе с древодобывающими компаниями.

Рассмотрим способ захвата лесных территорий государственными структурами на примере Иркутской области:

Захват заказника "Туколонь"

Перед рассказом истории, связанной с Туколонью стоит упомянуть, что всего в Иркутской области есть 13 государственных природных заказников. Их всех опекала Служба по охране и использованию животного мира, орган с данным названием существует только в Иркутской области, и это был некий "надзорный орган госвласти". Но 1 июня 2018 года эту службу ликвидировали - она мешала осваивать леса. Функцию передали в областное министерство лесного комплекса (МЛК). Стоит отметить, что перед этим, ещё в 2017 году, источник из правительства Иркутской области сообщил издательству "Аргументы Иркутск" о планировании входа СОиИЖМ в состав МЛК, "где и без того задач масса, а людей не хватает".

Но ликвидации предшествовала битва за участки заказника "Туколонь", основанного в 1976 году.

В начале 2018 года, 9 февраля, специалист первого разряда службы охраны животного мира Александр Городничий заметил на территории Туколони сплошные оздоровительные вырубки, что нарушает охранный режим, и, заподозрив неладное, предписал немедленно их остановить, передав материалы в прокуратуру. Но ответа от прокуратуры, очевидно, не последовало.

Оказалось, что рубку производило областное государственное автономное учреждение «Казачинско-Ленский лесхоз». По информации Новой Газеты, у данного лесхоза имелось госзадание "№6" на 2018-2020 года, выданное на основании актов лесопатологических исследований, утвержденных МЛК. Исследования эти проведены Центром защиты леса (филиалом ФБУ «Рослесозащита», его возглавляет бывший руководитель агентства лесного хозяйства, переименованного теперь в МЛК). Договор купли-продажи леса заключен с Казачинско-Ленским лесничеством (территориальным органом МЛК).

В дело вступил Гринпис и потребовал разобраться с аферой. Департамент лесного хозяйства Сибирского округа проводит проверку и 15 февраля отвечает: рубка имела не санитарный, а коммерческий характер (96,3% деловой древесины) и по этому факту должно быть организовано служебное расследование, а не позднее 10 мая — освидетельствование; санрубки в заказнике надлежит прекратить, леса должны быть переведены в категорию защитных (как леса особо охраняемых природных территорий). Департамент направляет информацию о нарушениях МЛК в прокуратуру и требует привлечь к ответственности должностных лиц минлеса. Далее прокуратура переправляет материалы в СК — для решения вопроса об уголовном преследовании должностных лиц.

Но все данные акты МЛК с Казачинско-Ленским лесхозом проигнорировали, лишь МЛК сообщил на правительственном портале, что "Необходимость проведения сплошных санитарных рубок была подтверждена". Зачистка была продолжена:


И чтобы закрепить свою безнаказанность при незаконной вырубке лесов, уже сам губернатор Иркутской области Сергей Левченко 27 февраля подписал указы (к сожалению удалось найти лишь один), смысл которых был один - ликвидация слишком самостоятельной службы охраны животного мира и заказников; МЛК, передающее леса под рубки, теперь само будет и лелеять особо охраняемые природные территории, само их и «санитарить». Если в задачи упраздняемой службы входила организация госнадзора в области охраны и функционирования заказников и только, то в новом положении минлеса предписывается кроме этого и организация госнадзора в области использования заказников.

Таким образом был захвачен заказник "Тулоконь". На территории некогда нетронутого заповедника осталось вот это:

Заказник входил (но неизвестно, входит ли уже на данный момент) в Байкальские природные территории, являлся уникальным местом обитания северных оленей, лося, изюбря и косули, а также редких видов птиц — серого журавля, черного аиста, клоктуна.

Стоит упомянуть, что после публикации данного репортажа Новой Газетой в Иркутской области произошли задержания - были задержаны должностные лица МЛК региона, «Центра защиты леса Иркутской области», а также областного государственного «Казачинско-Ленского лесхоза».

Способ второй. Прикрываясь отсутствием лесного статуса

Практически самую важную роль в путинской России играют бумажки - документы, указы, подписки - всё то, что можно написать, подписать, куда-то отправить и кому-то показать. Без подобных бумажек нельзя разграничить собственную частную территорию, нельзя защитить вырубку леса, так как у него нет определённого "лесного статуса" - и, напротив, с помощью преобретения подобных бумажек, пусть даже ненастоящих, полученных незаконно, можно легко построить торговый центр в центре города-полумиллионника (как это было в Кемерово, а именно - с торговым центром Зимняя Вишня).

В России, как ни странно, до сих пор существуют леса, не имеющие государственной поддержки, но которыми на протяжении нескольких десятелетий пользуются местные жители, гуляют по ним и ухаживают за ними. Как правило, подобные лесные покровы являются частными и существуют как сельххозземли. Это не заказники и не заповедники - сельхозземли находятся в руках частных лиц, и на этих землях частник может делать что угодно - и вырубать леса, и выращивать продукты земледелия. Большинство таких сельхозземель, правда, заброшены, а владельцы их живут за пределами региона, где они владеют подобными территориями. Как оказывается, договориться с владельцами о вырубке с их территорий лесов - дело нетрудное.

По информации движения Greenpeace, на территории Российской Федерации существует около сорока миллионов гектаров брошенных пашен - и эти земли постепенно заростают лесом. Также остаются бесхозными ещё десятки миллионов гектаров других сельскохозяйственных угодий. В большинстве случаев эти брошенные земли не подходят для сельского хозяйства: они расположены там, где либо не осталось людей, чтобы их обрабатывать, либо почва и климат не годятся для ведения хозяйства. Сейчас леса на сельхозземлях не имеют правового статуса: их не охраняют от пожаров, незаконных рубок, вредителей и болезней. Выращивать деревья на таких землях здесь запрещено законом: если более 15% существующей «на бумаге» пашни покрыто лесом или кустарником, на собственника наложат огромный штраф и даже могут изъять землю. Таким образом, владельцам этих угодий не остаётся ничего, кроме как продавать леса под условием, что им отменят или снизят штраф.

Ниже рассмотрим пример варварской вырубки лесов и последствий подобных действий на территории Республики Алтай:

Уничтожение прибийских лесов

(Основная информация взята из статьи Тайга.инфо)

Мы таёжные люди. Хроника одной войны за лес

Лес у села Верх-Бийск вырос на сельхозземлях, но он ничем не отличается от обычного леса. А то, что на кадастровой карте нарисовано, никакого значения для природы не имеет. Как рассказывают сами местные жители (в частности, в интервью движению Гринпис), по этим лесам гуляли, в этих лесах "росли" как и они сами, так и их родители.

В середине-конце 2017 лес у села начали вырубать. Это сразу же заметили местные жители и начали борьбу с подобными действиями. Оказалось, что бороться с ними не так-то просто.

«

Мы не сразу поняли, что происходит потому, что вырубка была далеко от дороги. Когда появился просвет, стало ясно, что валят наш сосновый лес. Все эти автомобили шли с документами, в которых было написано, что они везут древесно-кустарниковую растительность. Этот лес не был учтен нигде

»
— Ольга Конорева, житель Верх-Бийска - интервью Гринпис

Грузовики с сосняком развезли грязь на дороге, камни летели в лобовые стекла встречных легковушек, бывало, что автомобили на скользкой дороге просто переворачивались.

Масштабы вырубки увеличивались с каждым днем. Валили крепкие деревья. Никаких пошлин и налогов не платили, утверждают местные жители — лес просто вчерную везли до Бийска и потом — в Китай.

«

Весь лес вывезли в короткое время. Мы забили тревогу, жаль, что спохватились поздно. Обращались в разные ведомства, но нам везде говорили, что всё законно, ничего сделать не можем, и граница этих вырубок будет сдвигаться дальше и дальше. Вырубали почти подчистую, оставляя подрост, маленькие, никому не нужные кривые деревья, тоненькие березки и сосёнки. Но дело в том, что они не выживают потом — когда начинается ураган, все это падает.

»
— Ольга Конорева

Специалисты (к сожалению, в статье Тайги.инфо не говорится, какие именно) рассказывают, что такие рубки влекут за собой целый букет последствий, включая нарушения санитарной и пожарной безопасности - порубочные остатки летом могут вспыхнуть в любой момент. Селяне даже хотели организовывать патруль, чтобы следить за этим участком. «За пожары на этих участках несут ответственность только собственники — сельхозпроизводители. Они по всей России разбросаны», — поясняет Конорева, добавляя, что по сути с хозяев участков спроса нет.

Сожженный вагончик рабочих
Сожженный дом протестующего

На митинги против вырубки лесов выходят жители близлежащих к лесу сёл: Туросак, Артыбаш, Иогач, Кебезень, Тулой, Тондошка и другие. Одними митингами местные жители не ограничиваются - в начале 2018 в этом районе сожгли вагончик рабочих и лесопилку, погибших не было. Браканьеры тут же ответили - 18 февраля 2018 дом активиста, что пикетировал сибирское полпредство, сожгли, при том что вины активиста в сожжении лесопилки и вагончика - Владимира Швецова - доказано не было и обвинений против него не выносилось. Скорее всего, его дом был сожжён из-за одиночного пикета, что он провёл за пять дней до этого.

После всех этих событий, летом 2018, Александр Бердников, глава республики Алтай подписывает указ о создании памятника природы республиканского значения "Турочакский" в том же районе, где до этого происходили вырубки. Правда, ни границ, ни общего числа гектаров, входимых в памятник природы так и не согласовали, и "Турочакский" остался только на бумаге. Вероятно, это действие было произведено лишь для успокоения местных жителей и пары одобрительных публикаций в подконтрольных правительству Алтая СМИ.

В свою очередь леса, имевшие статус частных, так и остались у своих прошлых владельцев. Никто за подобное варварство наказаний не понёс и не извинился. А пожар в доме активиста, к слову, списали на обычное замыкание, в то время как поджог вагончика и лесопилки расследовали вместе с ОМОНом по Алтайскому Краю, как сообщает Тайга.инфо.

Ниже приведена лишь малая часть последствий подобного варварского отношения к прибийским лесам: