Проект:Дело Михаила Цакунова

Материал из ДОСЬЕ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Проектное изображение - Дело Михаила Цакунова.png




Дело Михаила Цакунова - судебный процесс против случайного прохожего, задержанного на всероссийской протестной акции 5 мая «Он нам не царь» в Санкт-Петербурге. Дело известно как первый уголовный процесс против задержанных на данной акции людей. Судилище курирует судья Лариса Николаевна Бражникова.

Дзержинский районный суд Петербурга 7 мая 2018 отправил Михаила Цакунова в СИЗО по обвинению в применении насилия в отношении представителя власти, опасного для жизни или здоровья (2 часть статьи 318 УК РФ) - по версии следствия, Цакунов преднамеренно выбил зуб полицейскому. На деле же всё обстояло совершенно не так - четверо сотрудников ОМОН повалили Михаила и его девушку - Анастасию - на землю и безосновательно арестовали их, отведя в автозак. Этому есть ясное свидетельство - видеозапись происходящего, которую тем не менее судьи на заседаниях по делу включать в процесс отказывались.

Правозащита «Открытой России» отмечала, что 25-летний Цакунов не собирался участвовать в акции «Он нам не царь», но был задержан омоновцами, когда с друзьями стоял на Дворцовой площади со сдутой желтой уткой (один из реквизитов молодёжного протестного движения Весна). Сам Цакунов также отрицает, что бил полицейского.




Содержание

Позиции сторон

Согласно фабуле дела, Михаил Цакунов, участник протестной акции, проходившей в Санкт-Петербурге 5 мая 2018, оказывая сопротивление сотрудникам полиции при задержании, намеренно произвёл один акцентированный удар в область губы сотруднику ОМОН Александру Сухорукову, выбив ему двадцать второй зуб. Данные показания были даны самим сотрудником полиции на следующий день 6 мая следователю Елизавете Хакимовой, 7 мая на заседании они были озвучены ею же суду и поддержаны прокурором, на тот момент это был Никита Егоров. Данные показания на деле являются выдуманными и гиперболизированными, и в процессе последующих заседаний опровергнуты не в последнюю очередь самим Сухоруковым, а также его сослуживцами из отряда ОМОН, которые пришли дать показания в его пользу.

Во-первых, большую роль в установлении событий того дня (а также в определении правдивости (не судом, но независимыми исследователями) показаний других сотрудников ОМОН на заседаниях) сыграла уже упомянутая выше видеозапись, которую долго отказывались приобщать к делу прокуроры и судьи. На ней в первую очередь можно заметить жёсткое задержание троих молодых людей несколькими сотрудниками полиции. Впоследствии выяснится, что при аресте Михаила избили, а Анастасию волокли до автозака за волосы, но данная информация никак в деле не фигурировала и веса не имела. У видеозаписи имеется звук, и по нему можно определить, что на месте съёмки не было слышно никаких лозунгов, характерных для митингов, и о которых заявлял у следователя Сухоруков - по его показаниям, лично Цакунов выкрикивал "Долой царя!", "Мы здесь власть!", "Уходи!" итд, что оказывается неправдой.

Во-вторых, весь процесс оказался заведомо бесполезным, так как практически с самого начала его рассмотрения по существу, 30 августа, сам Сухоруков заявил суду, что зуб до его потери у него был мёртвым. Это означает, что до всех событий в стоматологической клинике у данного зуба удалили нерв по какой-то причине (например, человек не чистил зубы, и один из них начал гнить). Как свидетельствовал позже в суде стоматолог Сухорукова, что нарастил ему зуб ещё до 30 августа, такой мёртвый зуб может выпасть из-за любого воздействия, будь то неправильный укус или случайное столкновение с каким-либо предметом. Но так как весь порядок исследования доказательств был утверждён на заседании от 20 июля, то назначить сразу повторную медэкспертизу не смогли (или не захотели), и Цакунов был вынужден просидеть в СИЗО весь оставшийся год, слушая вместе с посетителями заседаний показания свидетелей. Позже, к слову, Сухоруков вовсе начал забывать, удаляли ли ему нерв.

Показания свидетелей, также как и показания самого потерпевшего, тоже вызывали немало вопросов. Например, на заседание от 17 октября прибыло трое сотрудников ОМОН - Дмитрий Глинский, Александр Сапронов и Роман Ипатин. Их показания легко разбивались об упомянутую ранее видеозапись. Для начала, подозрительным можно назвать разногласия в показаниях Сапронова и Глинского - первый сказал, что Цакунова задержали его товарищи Сухоруков и Глинский, второй же заявил, что Цакунова задержал только лишь Сухоруков, а сам он споткнулся об надувную утку и упал - подняться успел лишь к моменту, когда Цакунова несли в автозак.

Про падение Дмитрий слукавил - на видеозаписи не видно ни одного полицейского, оказавшегося на земле. Во взаимодействии со сдутой уткой замечены только двое сотрудников ОМОН - один трусливо остановился перед ней и начал забирать себе, пока остальные задерживали упавших на землю молодых людей, второй действительно запнулся об утку, но не упал, а спокойно добежал до Цакунова и склонился над ним. Кто из этих двоих человек - Глинский - сказать сложно, но в обоих случаях показания Дмитрия можно считать ложными.

Но если можно подумать, что Сапронов в таком случае в суде был честен, то и это не так - в свою очередь он заявил, что чётко слышал, как Цакунов выкрикивал лозунги (то же самое, что и рассказывал Сухоруков). Но на деле, даже если проигнорировать наличие аудиодорожки у видеозаписи, Сапронов не мог бы услышать выкрики чисто физически, так как он прибежал на задержание со стороны, из другой группы ОМОН. Дело в том, что он подтвердил, что задерживал Анастасию Днепровскую (поднимая с земли за волосы) - на видеозаписи заметно, что задерживает Днепровскую только один человек, и он как раз прибежал из другого отряда:

Почему именно показания товарищей по работе так разнятся - неясно. Чистым оказался только Роман Ипатин - он сразу сказал, что был со стороны, не заявлял, что заметил удар Цакунова (в отличии от Сапронова и Глинского), сказал, что ко всем подходил, представлялся и называл причину задержания. Скорее всего, так он и делал, ибо на видео не заметно, чтобы при задержании Чередниченко (предположительно, именно Ипатин задержал Чередниченко, иначе неясно, почему вообще Роман был приглашён в качестве свидетеля) проводились какие-то незаконные действия - во всяком случае, об избиении Чередниченко в СМИ ничего сказано не было.

Шлемы ПШ-97 Джетта, надетые на сотрудников

Объяснение Глинского и Сапронова того, каким образом они заметили удар Цакунова тоже довольно спорное. Глинский заявил, что увидел удар, но увидел его "боковым зрением" (по собственной версии, он упал на землю). Как можно увидеть боковым зрением что-либо тоже неизвестно - все запечатлённые на видео сотрудники ОМОН экипированы шлемами "Джетта", в которых угол обзора по понятным причинам сильно сужается. Сапронов в момент поднятия за волосы Анастасии Днепровской тоже заметить удар мог бы с трудом. Тем не менее судью Бражникову подобные детали не заинтересовали.

Показания пострадавшего от выпадения мёртвого зуба Сухорукова также оказались спорными. Помимо упомянутых выше услышанных только ОМОНовцами лозунгов со стороны Цакунова защиту подсудимого удивил и другой случай - на заседании 30 августа Александр поведал суду, что от удара Михаила по инерции упал на него. Какая такая инерция падения вперёд может быть при ударе против движения, сказать сложно.

Подобных случаев было великое множество, и при оценке всех нелепостей, выданных "пострадавшей" стороной можно впринципе поднять вопрос о целесообразности всего расследования. Ситуацию оценили прокуроры - именно поэтому за весь процесс у дела поменялось четыре представителя прокуратуры - до 30 августа это был Никита Егоров, после него всего на два заседания задержалась Юлия Щербакова, её место тоже на короткий срок заняла Анастасия Первакова, и вот на данном этапе делом занимается очередной, четвёртый прокурор - Оксана Станкова. О причинах столь частой смены прокуроров можно лишь догадываться - возможно, никому не хочется быть в центре внимания, когда это "дело", сломанного самим "пострадавшим", придётся вернуть на пересмотр в прокуратуру, тем самым снизив прокурорский статус Центрального района.

Судьи у дела также сменились, и не один раз - основной процесс уже вынуждена вести судья Лариса Бражникова, но до неё, в самом начале разбирательств были замечены судьи Владимир Васюков и Ольга Андреева. По какой причине сменились они - тоже неизвестно.

В свою очередь показания подсудимой стороны всё время были одинаковыми. По версии Цакунова и Днепровской, ту злополучную утку, которая до этого плавала в фонтане Адмиралтейства и была выловлена сотрудниками полиции, они обнаружили, когда эти самые сотрудники полиции передали её дворникам. Чередниченко захотел забрать утку у дворников, объяснив это тем, что наверняка у неё есть хозяин, и можно вернуть утку им. У Анастасии имеются видеозаписи того вечера - как Михаилы бегают по Гороховой улице с большой надувной уткой, как Цакунов пытается её сдуть, дабы было легче с нею передвигаться. Позже друзья зашли с нею в ресторан Subway, выпили там чаю, после чего решили ехать домой и уже вызвали такси. Но, выйдя на улицу, увидели толпу, которая шла обратно к Дворцовой. По словам Анастасии, они отправились за нею из любопытства - так они оказались у Эрмитажа.

Данные показания давали Анастасия и Михаил и в интервью Новой Газете, и на заседаниях с допросами. Все свидетели, не знакомые с молодыми людьми, также говорили о невиновности Михаила.

В конце-концов суд переквалифицировал данное дело в первую часть статьи 318. Цакунову всё ещё грозит уголовное наказание, но по крайней мере он отпущен из СИЗО под домашний арест, а Сухорукову назначили повторную медэкспертизу. Ниже приведены краткие очерки всех заседаний, проведённых по делу Михаила.

Процесс

5-6 мая 2018: Задержание, начало событий, административный штраф

Видео задержания Михаила, Анастасии и их друга

Пятого мая, в пять часов вечера, в Санкт-Петербурге, в саду Зимнего дворца, около места проведения митинга «Он нам не царь» были задержаны трое человек - Михаил Цакунов, Михаил Чередниченко и Анастасия Днепровская - девушка Цакунова. Если друг Михаила и Анастасии был задержан вполне спокойно - к нему подошёл сотрудник ОМОН и бережно взял в тиски, то их самих задержали довольно жестоко - на обоих набросились четверо сотрудников ОМОН в полном обмундировании (один сотрудник уронил девушку, трое - Михаила), повалили их на землю, после чего скрутили и отнесли в автозаки. Анастасию и Михаила отвезли в разные отделы полиции. Арестованы они были формально по причине того, что держали в руках сдутую резиновую утку - символ протеста со времен всероссийской протестной акции «Он нам не Димон».

Михаил Цакунов был доставлен в отдел полиции №28 Центрального района СПб, оттуда - в Следственный комитет, где Михаилу и рассказали, что на него заводят уголовное дело по статье 318 УК РФ за выбитый зуб одному из задержавших его сотрудников полиции. После чего Цакунов был снова доставлен в тот же самый отдел полиции - уже на ночь. Наутро Михаил был отправлен в Куйбышевский районный суд, где с него взыскали штраф в 10.000 рублей за участие в несогласованной акции (статья 20.2 КОАП РФ). Это заседание провела судья Юлия Трофимова. Главные моменты процесса:

  • Судья Трофимова оперировала протоколами, в которых говорилось, что Цакунов "привлекал внимание общественности к проблемам коррупции, социального неравенства и блокировке «телеграм»". Такая нестыковка с реальностью (Михаил не являлся протестующим и не выкрикивал никаких лозунгов - об этом свидетельствуют и сами молодые люди, и видеозапись задержания) объясняется тем, что все административные дела по 20.2 КОАП шьются под копирку в отделениях полиции - о том, что сотрудники полиции после массовых митингов пишут буквально под диктовку подобные административные дела не раз рассказывали задержанные активисты в самых разных городах России;
  • Судья Трофимова проигнорировала попытки Цакунова рассказать свою версию событий;
  • Защитник Цакунова предлагал посмотреть судье на раны и ссадины, которые получил Михаил при задержании (как сообщает издание МБХ, Цакунова при задержании избили; на его животе можно найти характерные для избиения следы), на что получил в ответ усмешку судьи и реплику "ну я ж вам не доктор, выдумали, перед судом оголяться!".

После данного заседания Цакунов был снова отправлен в тот же отдел полиции - для "продолжения следственных действий". На следующий день Цакунов был доставлен уже в Дзержинский районный суд - для продления ареста по уголовному делу.

7 мая 2018: Первое заседание

На данном заседании Михаилу вменялось обвинение, которое выдвинули следователь и прокурор. Обвинение было вынесено только на показаниях "пострадавшего", то есть полицейского. Заседание провёл судья Владимир Васюков, прокурором выступал Никита Егоров, следователем (здесь и далее) - Елизавета Хакимова. Главные моменты процесса:

  • Адвокат Цакунова перед заседанием сообщил журналистам, что следователь по делу - молодая девушка, полностью уверенная в вине Михаила, но тем не менее оказывавшая на него психологическое давление. Говорила: "Сейчас признаешься, и уже завтра поедешь к себе домой";
  • Следователь зачитал официальное обвинение - Цакунов нанёс по сотруднику ОМОН Сухорукову (в СМИ - Сухаруков) Александру Александровичу "один акцентированный удар", который повлек за собой "экстракцию 22-го зуба";
  • Судья (Васюков), прокурор и следователь отказали в приобщении к делу видеозаписи задержания Цакунова, на которой прекрасно видно, что никакого насилия над представителями власти со стороны Михаила не было и быть не могло;
  • Тем не менее, судья Васюков решает допросить автора видеозаписи - студента Никиту Дорофеева. После нескольких вопросов (как он оказался на акции протеста, был ли он задержан), Васюков попросил удалиться Дорофеева из зала суда, так как "не мог предложить ему остаться";
  • Судья Васюков отказался допрашивать девушку Михаила Цакунова, что также была на месте задержания и "преступления", и которую также задержали, но потом отпустили;
  • Следователь неумело настаивала на том, что "дата и время записи не соответствует периоду совершения преступления", хотя доказательной базы для таких заявлений у неё не было - как минимум не был допрошен пострадавший, который тем более сам заявлял, что "потерял зуб" во время задержания Михаила, то есть именно в момент записи данного видео. Прокурор соглашался со следователем;
  • Судья проигнорировал просьбы защиты и подсудимого отправить его под домашний арест вместо СИЗО, на что настаивали следователь и прокурор. Васюков пропустил мимо ушей аргументы адвоката, что у обвинения нет достаточной доказательной базы, и что содержание в СИЗО - самая строгая мера пресечения на время разбирательств.

По итогу заседания Михаил Цакунов был арестован до пятого июля. Полную стенограмму заседания можно прочитать здесь.

Стоит отметить, что также во время заседания из зала суда Васюковым были удалены журналисты издания Медиазона - Давид Френкель и Александра Богино. Удалены они были незаконно и безосновательно - журналисты отправляли в суд просьбу об аккредитации, и даже сам адвокат настаивал на разрешении им снимать заседание и вести прямой эфир. Ещё до заседания и до того, как в зал вошёл судья, с журналистами произошла ещё одна провокация, при которой отметился судебный пристав Давид Мартиросян - он хамил Френкелю, обращался к нему на "ты", пытался вытолкать Давида из зала при том, что там было ещё много места. В один момент пристав Мартиросян, находясь при исполнении, обронил фразу "давайте выйдем, короче, и уже всe решим" (дословная цитата).

5 июня 2018: Первое отклонение апелляции на арест

На данном заседании рассматривалась поданная адвокатом Цакунова апелляция на его арест. Апелляция была отменена, само заседание проходило в Санкт-Петербургском городском суде. Заседание провела судья Наталия Цепляева. Главные моменты процесса:

  • Заседание было открытым, карточка дела на сайте суда имеется;
  • Заседание по рассмотрению апелляции должно было пройти 29 мая, но оно не состоялось, так как в спецприёмнике на Захарьевской улице, где находился Цакунов, не было Интернета - а он требовался для организации видеосвязи с залом суда;
  • Судья Цепляева отклонила апелляцию, но при этом изменила постановление судьи Васюкова - из него был исключён довод о возможности воспрепятствовать следствию, если Цакунов будет отпущен под домашний арест;
  • Адвокат Цакунова привёл на заседание свидетелей для допроса, у которых в том числе имелись фотографии и та самая видеозапись, подтверждающая, что Михаил Цакунов не избивал сотрудников ОМОН - но судья Цепляева отказалась рассматривать фото- и видеоматериалы.

О заседании рассказали издания ОВД-Инфо и Росбалт.

3 июля 2018: Второе заседание

На данном заседании Михаилу Цакунову продлили арест на 16 дней, так как следствие всё ещё не завершило "расследование". Заседание провела судья Ольга Андреева, прокурором выступал Никита Егоров. Главные моменты процесса:

  • Заседание проходило в закрытом режиме; ни одно СМИ не вело трансляцию из зала суда;
  • На сайте Дзержинского районного суда карточки разбирательства с упоминанием фамилии Цакунова третьего июля не было, однако была карточка слушаний о продлении ареста обвиняемому, имя которого и инкриминированные статьи УК скрыты - данное заседание проводила судья Ольга Андреева, которая позже нигде по данному делу не появлялась;
  • Прокурор заявил судье, что он не видит оснований для смены изменения меры пресечения Михаила. Он аргументировал это тем, что Цакунов может скрыться от правосудия, так как проживает в Петербурге без временной регистрации.

О данном заседании сообщили ОВД-Инфо и Грани.ру. Также о продлении ареста сообщил Телеграм-канал "Объединённая пресс-служба судов Санкт-Петербурга".

6 июля 2018: Передача дела в суд

Шестого июля дело Михаила Цакунова было передано в суд, в тот же день зарегистрировано.

16 июля 2018: Третье заседание (предварительное слушание обвинения, продление ареста)

На данном заседании помощник прокурора Центрального района СПб Никита Егоров утвердил конечное обвинительное заключение, а суд в свою очередь продлил арест Михаила на полгода - до 6 января 2019 года. Заседание провела судья Лариса Бражникова. Главные моменты процесса:

  • Заседание снова было закрытым, ни один журналист в зал суда допущен не был;
  • На данном заседании впервые появился потерпевший - сотрудник ОМОН Александр Сухоруков. Он заявил суду, что является водителем специализированной роты полка патрульно-постовой службы ГУ МВД;
  • Сухоруков отказался от примирения с Михаилом Цакуновым, который в тот момент также находился на заседании;
  • Адвокат Михаила подал ходатайство об исключении из дела сведений, полученных с нарушениями уголовно-процессуального кодекса. Речь идёт о зачитанных на заседании прокурором Егоровым личной переписки Михаила из социальной сети ВКонтакте - прокурор не имеет права приобщать её к делу, так как не было соответствующего решения суда. Также речь шла о судебной экспертизе, проведённой 8 мая:
«

Экспертиза была 8 мая, а нас уведомили о ней только 15 мая. Таким образом, мы были лишены возможности задать какие-то вопросы эксперту или выбрать другое учреждение для её проведения

»
— Адвокат Цакунова Герман Параничев
  • Все ходатайства судья Бражникова отклонила.

Следующее заседание было назначено на двадцатое июля, с него и начнётся основной процесс по делу Цакунова. О данном заседании сообщали издания ЗакС.Ру и Росбалт.

20 июля 2018: Четвёртое заседание (начало основного процесса)

На данном заседании были зачитаны итоговые обвинение и заключение прокурора. После этого был определен порядок исследования доказательств. На данном заседании также находился пострадавший сотрудник ОМОН. Заседание провела судья Лариса Бражникова, прокурором выступал Никита Егоров. Главные моменты процесса:

  • Заседание было открытым, но тем не менее судья Бражникова запретила фото- и видеосъёмку, а также вести прямой эфир из зала суда;
  • В суд не прибыл второй адвокат Цакунова, но он попросил не проводить допрос потерпевшего в его отсутствие, и поэтому заседание было перенесено на 1 августа.

О заседании сообщили ЗакС.Ру, Фонтанка и проект CourtMonitoring. Журналисты отметили забавный факт - Сухоруков прибыл на заседание в "модных" рваных джинсах, и опознать в нём сотрудника ОМОН было проблематично:

«

Без форменного обмундирования сотрудник оперативного полка в 22-летнем юноше в стильных джинсах с голыми коленями не опознавался

»
Фонтанка
«

На предыдущее заседание потерпевший пришел в модных джинсах с рваными коленями, что сильно резануло взгляд зрителей. В молодом человеке угадывался кто угодно, но не сотрудник МВД

»
Росбалт

30 августа 2018: Пятое заседание (допрос "пострадавшего" ОМОНовца)

На данном заседании суд допрашивал пострадавшего ОМОНовца - Александра Александровича Сухорукова. Заседание провела судья Лариса Бражникова, прокурор же у дела внезапно поменялся - вместо Никиты Егорова гособвинителем перед судом выступила другая помощница прокурора Центрального района СПб Юлия Валерьевна Щербакова (позже её сменит третий помощник). Главные моменты процесса:

Александр Сухоруков в зале суда
  • Заседание должно было пройти месяцем ранее - первого августа - но оно не состоялось, так как пострадавший сотрудник МВД слушанию предпочёл футбольный матч. О том, что вместо судебного процесса Сухоруков уехал на футбол сообщил он сам по телефону секретарю суда, что позвонила ему и спросила, прибудет ли он в суд. По словам Сухорукова, он не знал, что первого августа должно было быть заседание - это при том, что он был на предыдущем слушании, когда была назначена дата этого заседания;
  • На заседание 30 августа Сухоруков всё-таки прибыл; Александр учёл жалобы журналистов на его прошлый наряд, и прибыл в строгой полицейской форме с пустой кобурой на поясе и нарукавником "туристическая полиция";
  • Сухоруков заявил в суде, что на задержание Цакунова и его друзей получил команду от командира полка. Почему именно Цакунова приказали задержать, Сухоруков не знал;
  • Сухоруков заявил, что не помнит, выкрикивал ли какие лозунги конкретно Михаил. Это идёт вразрез с прошлыми показаниями перед следователем Елизаветой Хакимовой - при ней он заявлял, что лично Цакунов выкрикивал "Долой царя!", "Мы здесь власть!", "Уходи!", и "Путин нам не царь" - эти показания также легли в обвинение;
  • Также Александр рассказал суду, как именно произошёл удар. По его словам, во время того, как он схватил Цакунова и стал его разворачивать для задержания, Цакунов ударил его кулаком в челюсть, и из-за этого Сухоруков упал на Цакунова:
«

- Уточните, в какой момент Цакунов вас ударил?

– Когда я его схватил и начал разворачивать. После удара я по инерции на него упал.

Ясман озадачился.

- Почему по инерции? Вы бежали за ним, он от вас. Удар был сзади вперед, навстречу вашему движению. И вы упали вперед?

– Да.

- Вы упали вперед, то есть в ту сторону, куда бежали?

– Да.

- А удар был против вашего движения?

– Да.

- А упали почему?..

– Потому что ударили.

»
Фонтанка
  • Даже если проигнорировать тот факт, что падение вперёд от удара по лицу невозможно чисто физически, особенно когда сотрудник ОМОН находится в полном обмундировании (наколенники, бронежилет, защитная каска), то та же видеозапись ясно свидетельствует о том, что единственные, кто упали при задержании - это Цакунов и его девушка. Ни один сотрудник полиции на земле не оказался. Судья Бражникова потребовала у адвоката "воздерживаться от оценок";
  • На этом удивительные показания Сухорукова не закончились: когда речь зашла о зубе, он заявил, что зуб его до задержания Михаила не беспокоил. Но не потому, что он был здоров, а потому, что у него отсутствовал нерв. Он был кариозно изменен и уже был мёртвым. Такие зубы могут выпасть в любой момент от любого взаимодействия, о чём свидетельствовал в суде на последующем заседании стоматолог Сухорукова. Прокурор указал на эти нестыковки, судья задала вопрос, имел ли цель Сухоруков скрыть от следствия то, что зуб его беспокоил, на что получила отрицательный ответ. Сухоруков аргументировал такой ответ тем, что "его спрашивал следователь, беспокоил ли зуб - он сказал, что не беспокоил":
«

При этом выбитый зуб, как оказалось, был мертвым – полицейский удалил нерв более года назад. Этот факт тоже диссонирует с показаниями, данными Сухаруковым следователю Елизавете Хакимовой в мае. Из протоколов допросов и очной ставки следует, что этот зуб раньше не болел и не беспокоил полицейского. Зачем тогда понадобилось удалять нерв? Сухаруков объяснил, что в своих показаниях он описал ситуацию на 5 мая 2018 года.

- У меня спрашивали, болел ли зуб, я сказал, что не болел, - сообщил потерпевший.

»
ЗакС.Ру
«

«А до этого ваш зуб вас беспокоил?»

«Да, были боли, но они терпимые были».

«До того, как вам была сломана коронка, зубной нерв удалялся?»

«Да».

«То есть зуб был мертвый?» — удивился Ясман.

«Да».

Эти показания не очень сходились с ранними заявлениями Сухарукова, что «зуб меня никогда не беспокоил». Потерпевший развеял домыслы — дескать, он и не болел, просто был мертвым.

»
Росбалт

С такими показаниями трудно говорить впринципе о каком-либо нанесении вреда здоровью, даже если зуб Сухорукова выпал именно из-за Цакунова. Сухоруков заявил, что не имеет никаких претензий к Цакунову, но тем не менее хочет подать на него гражданский иск и отсудить 26 тысяч рублей - именно столько стоило Александру наращивание нового зуба.

Репортажи из зала суда написали Росбалт, ЗакС.Ру, МБХ Медиа, Фонтанка и Медиазона.

21 сентября 2018: Шестое заседание (допрос Анастасии Днепровской)

Данное заседание состояло только лишь из допроса девушки Цакунова - Анастасии Днепровской. Суд традиционно проводила судья Бражникова, для помощника прокурора Юлии Щербаковой это заседание было последним - далее её по неизвестным причинам заменит другой помощник. На заседании также присутствовал потерпевший Сухоруков. Главные моменты процесса:

  • Анастасия Днепровская рассказала о событиях того дня ровно то же самое, что рассказывала и в интервью Новой Газете - трое молодых людей нашли надувную утку, сдули её, решили отнести хозяинам. Пришли на митинг, встали сфотографироваться - и в тот момент на них набежало трое сотрудников ОМОН. Анастасия упала на землю, сильно ударилась головой, получила ссадины на руках. Задерживали её, ухватившись за волосы. Также Анастасия сказала, что оснований для задержания предоставлено им не было, в автозаке, куда её отнесли, никто на её вопросы не отвечал;
  • В свидетельства Анастасии вмешался пострадавший Сухоруков и заявил: "Я не совсем согласен. Эта девушка убегала, она сделала не шаг, а пять шагов от нас. И полиция не двигалась стеной. Мы бежали вразнобой. А они стояли и держали утку и кричали „Долой царя!“ или что-то типа такого. Цакунов пытался вырваться и скрыться, но мы все же пресекли его действия". Данное заявление является ложью - на всё той же видеозаписи отчётливо видно, что Анастасия действительно попыталась ретироваться с места, но спокойным шагом, а не бегом, и прекрасно слышно, что молодые люди стоят молча, ничего не выкрикивая.

Под конец заседания адвокат Павел Ясман попросил судью в следующий раз пригласить на допрос сразу всех свидетелей, а не допрашивать их по одному. Также любопытный случай произошёл с журналисткой МБХ Медиа Юлией Шалгалиевой ещё до начала процесса - по её словам, проверявший её паспорт у входа в здание суда сотрудник полиции тихо шепнул по рации своим товарищам по работе "идет еще одна, из маргиналов", после чего отдал паспорт и любезно уступил дорогу. Также после заседания приставы отказывались выпускать слушателя по делу Антона Грачёва потому, что он сфотографировал жетон судебного пристава, который запретил ему посещать зал суда из-за "соблюдения "санитарных норм". Грачёв хотел написать жалобу на пристава, но в итоге его задержали и составили протокол по 17.3 КоАП. Формальная причина - в кадр могли попасть средства охраны суда, которые для съёмки запрещены. Некий другой безымянный пристав под таким же предлогом запрещал снимать вообще всем пришедшим журналистам что-либо. Номер его жетона - ОП 18142.

17 октября 2018: Седьмое заседание (допрос троих сотрудников ОМОН)

На данное заседание по ходатайству уже нового прокурора - помощницы прокурора Центрального района Анастасии Перваковой - в суд на допрос прибыло трое сослуживцев Сухорукова, сотрудников ОМОН: Александр Сапронов, задержавший Анастасию, Дмитрий Глинский, который "споткнулся об утку" и не успел задержать Цакунова вместе с остальными и Роман Ипатин, который по собственным заявлениям не задерживал именно Михаила Цакунова, и скорее всего задержал друга Михаила, оставшись в стороне. Заседание провела судья Бражникова. Главные моменты процесса:

  • Первым допрашивали ОМОНовца Ипатина. Скорее всего он и задержал Михаила Чередниченко, и остался дальше всех прибежавших первых четырёх сотрудников полиции. Ипатин назвал фамилию своего старшины - Медведев. Роман заявил, что к каждому протестующему спокойно подходил, представлялся, называл причину задержания и уводил их в автобусы. Также Роман сказал, что точно уверен, что все зубы у Сухорукова перед началом задержаний были на месте - по словам Ипатина, он разговаривал с Сухоруковым и заметил, что все зубы у него на месте, так как он "широко улыбался";
  • Вторым выступил Александр Сапронов. По собственным словам, он является командиром отделения некоего полка. Описывал сам митинг Сапронов очень смутно - он не помнил, что выкрикивали протестующие, какими флагами размахивали, чему впринципе протест посвящён, но тем не менее прекрасно помнил поведение Цакунова - он, по словам Александра, вел себя крайне вызывающе, кричал, нарушал общественный порядок. Как сказал Сапронов, именно он задержал Анастасию Днепровскую (после этого задержания Днепровская была доставлена в больницу). Он соврал суду, что девушка, "вроде", не падала, и он её спокойно провёл до автобуса;
  • На видео задержания можно увидеть, что девушку задерживает лишь один человек - и этот самый человек не состоял в группе тех, кто прибежал к Цакунову и остальным раньше всех, а подбежал со стороны, когда завидел задержание. То есть Спорнов даже в теории не мог слышать, выкрикивал ли что Цакунов или нет. Помимо этого, Сапронов заявил, что Цакунова задержали его коллеги Глинский и Сухоруков;
  • Последим допрашивали Дмитрия Глинского. Он тут же заявил, что Цакунова задержал только лишь Сухоруков, а сам Глинский споткнулся об утку и упал на землю, поэтому провести задержание не успел. Поднялся он только к тому моменту, когда Цакунова уже несли в автозак. Получается, что кто-то - либо Сапронов, либо Глинский - наврали. Не стоит и говорить о том, что на видеозаписи вовсе не видно какого-либо упавшего сотрудника полиции. Во взаимодействии со сдутой уткой замечены только двое сотрудников ОМОН - один трусливо остановился перед ней и начал забирать себе, пока остальные задерживали упавших на землю молодых людей, второй действительно запнулся об утку, но не упал, а спокойно добежал до Цакунова и склонился над ним. При этом добежавший сотрудник полиции уронил Днепровскую и невозмутимо переступил через неё, направившись к Михаилу. Кто из этих двух человек - Глинский - сказать сложно, в обоих случаях показания Дмитрия можно считать ложными.

Более подробно показания сотрудников вместе со скриншотами из видео задержания рассмотрены в разделе "Позиции сторон". Глинский и Сапронов засвидетельствовали о том, что видели, как Цакунов ударил Сухорукова. Упавший Глинский это увидел боковым зрением (будучи в каске с забралом), Сапронов, видимо, тоже, так как на самом деле в этот момент он был занят подниманием Днепровской с земли за волосы.

7 ноября 2018: Восьмое заседание (допрос Медведева и Давыдова)

На заседание седьмого ноября прибыли последние два названные следствием и прокуратурой свидетеля по делу - лейтенант и тот самый старшина ОМОНа Николай Медведев и рядовой сотрудник одного из полков, разгонявших митинг, Денис Давыдов. Почему прокуратура вызвала именно их в качестве свидетелей неясно - во время заседания оказалось, что оба сотрудника момента удара не видели, а о выпавшем узнали уже в отделе полиции. Заседание провела судья Бражникова. Никаких выдающихся показаний и событий в суде в этот день не произошло, репортаж о заседании есть у издания ЗакС.Ру.

5 декабря 2018: Девятое заседание (допрос судмедэксперта Усанина)

Так как заявление Сухорукова от 30 августа о том, что зуб до митинга был уже мёртвым, застопорил всё "следствие", то в суд был вызван фальсификатор снятых с Сухорукова "побоев" судмедэксперт Дзержинского районного суда Михаил Юрьевич Усанин, дабы спросить, как именно он оценивал степень тяжести ранения Александра.

Суд провела судья Бражникова. Представитель прокуратуры снова сменён - но теперь известны только инициалы и фамилия: О. А. Станкова (позже ЗакС.Ру сообщит, что имя Станковой - Оксана). Главные моменты процесса:

  • Перед приглашением Усанина были оглашены его показания, которые легли в основу обвинения:
«

Осмотрена полость рта, установлено повреждение коронки, трудоспособен. Жалоба на неприятные ощущения в зоне отсутствующего зуба. Сухоруков пояснил, что 5 мая 2018 года с 16.30 до 17.25 участвовал в задержании и получил удар кулаком в лицо. Выводы: установлено телесное повреждение, перелом 22-го зуба, 2-го зуба на верхней челюсти слева, отсутствие коронки. Повреждения могли образоваться 5 мая 2018 года, несут кратковременное расстройство здоровья и расцениваются как легкий вред здоровью. Перелом 22-го зуба образовался от минимум одного травмирующего воздействия тупым твердым предметом

»
— Согласно ресурсу CourtMonitoring
  • После этого в зал суда был приглашён Усанин. Он, ссылаясь на правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека заявил, что потеря одного зуба действительно никак не влияет на трудоспособность сотрудника полиции. Почему в таком случае Цакунова судят по части 2 статьи 318 (применения насилия, опасного для жизни или здоровья), неясно;
  • Судмедэксперт также заявил, что никаких документов по поводу того, удалён ли у Сухорукова нерв, у него не было. Он не спросил их у самого "пострадавшего" и не сообщил суду сразу о том, что есть сомнения по поводу изначальной целостности зуба полицейского. Если бы это произошло в мае, то, возможно, в момент заседания, в декабре, Цакунов уже был бы на свободе;
  • Суд обратился к Сухорукову. У него спросили ещё раз, был ли зуб мёртв, удаляли ли ему нерв. Сухоруков внезапно об этом забыл. Он затруднился ответить, ходил ли он к стоматологу и беспокоил ли его зуб ранее. Усанин перечислил различные способы лечения зубов и сообщил, что на бытовом уровне все должны знать, рвали ли зуб.

К делу приобщили имеющиеся документы из стоматологической клиники, в которой Сухоруков нарастил себе зуб. Заседание были вынуждены отложить до 21 декабря, так как в суд потребовалось вызвать непосредственно стоматолога, восстановившего Сухорукову зуб.

18 декабря 2018: Десятое заседание (продление ареста Цакунова)

Елена Осипова с картиной. Фото: Давид Френкель

На данном заседании был продлён арест Михаила до 6 апреля 2019. Суд традиционно провела судья Бражникова. Прокурор Станкова отказала в переводе Цакунова под домашний арест, так как "дело Цакунова имеет повышенное общественное внимание". Стало известно, что Сухоруков не сдаётся и всё равно собирается подать гражданский иск против Цакунова за нанесённый вред здоровью. Цена потребуемой в будущем компенсации не сообщается.

На заседание приставами не был допущен журналист издания ЗакС.Ру Сергей Еремеев по причине обнаружения после долгого обыска рюкзака Сергея алюминиевой вилки. Вилку Еремеев планировал позже использовать по назначению во время обеда. Приставы отказались пускать Сергея даже после того, как он эту вилку выкинул. Также приставы потребовали вынуть стекло из картины 70-летней художницы Елены Осиповой, которая принесла в суд показать Цакунову свою работу, что хочет подарить ему на его свадьбу.

К делу в этот день всё-таки приобщили видеозапись задержания Цакунова. Защита попросила приобщить к материалам дела раскадровку всего видео задержания. Прокурор Станкова начала возражать, но судья Бражникова ходатайство удовлетворила.

О заседании написали в МБХ Медиа и ОВД Инфо.

19 декабря 2018: Одиннадцатое заседание (допрос четырёх свидетелей)

На заседание девятнадцатого декабря прибыли четверо свидетелей защиты - Владимир Нестеров, Глеб Щелканов, Сергей Павлов и Иван Кузнецов-Вольтский. Все четверо - участники протестной акции, которые в момент задержания Цакунова находились рядом и всё видели. Все они рассказали одно и то же - задержание прошло жёстко и быстро, на какую-то ответную реакцию от Михаила времени бы всё равно не хватило, молодых людей уронили на землю и поволокли в автозаки. Почти все свидетели смогли опознать себя на видеозаписи, включённой в следствие.

Не смог опознать себя только Сухоруков. Сотрудник полиции, зявлявший на протяжени всего процесса то, что получил удар именно при задержании Цакунова, не обнаружил себя на видеозаписи задержания Цакунова и отказался просматривать видео во второй раз.

Заседание провела судья Бражникова. Прямой эфир из зала суда провёл фотограф Георгий Марков.

20 декабря 2018: Двенадцатое заседание (допрос свидетеля)

В зал суда в очередной раз был приглашён автор видеозаписи Никита Дорофеев. Он рассказал всё то же самое, что рассказывали до него другие свидетели.

На этом заседании помимо всего прочего к делу приобщили ещё несколько материалов - а именно ряд фотографий задержания высокого качества, сделанных свидетелем Иваном Кузнецовым-Вольтским. На данных фотографиях чётко видно сотрудников ОМОН, и адвокат попросил у Сухорукова обозначить, кто именно изображен на фотографиях и где распологается он сам. На этом моменте заседание было прервано - прокурор был вынужден отправиться на другое дело, где в этот же день происходили прения сторон. Продолжилось ли заседание, нашёл ли себя Сухоруков на фотографиях - неизвестно, единственный прямой эфир заседания опубликован у фотографа Георгия Маркова, который не сообщил об этом. Репортаж со слушаний мог бы выйти ещё у издания МБХ Медиа, но журналистка Юлия Шалгалиева из зала суда была удалена, так как молодой судебный пристав принял диктофон, на который Юлия записывала заседание, за видеокамеру, начал на неё кричать и в итоге дождался приказа судьи Бражниковой сопроводить журналистку к выходу.

Также Георгий Марков сообщил, что во время паузы в отсутствие прокурора в коридоре четверо судебных приставов принялись травить анекдоты про мастурбацию, смеяться и публично воспроизводить непроизвольные выбрасывания газов из желудка через рот.

На следующем заседании 21 декабря ожидается прибытие стоматолога Александра Сухорукова.

21 декабря 2018: Тринадцатое заседание (допрос стоматолога Сухорукова)

В суд приглашён стоматолог-ортопед Ираклий Кобалия, нарастивший Сухорукову зуб. Он дал самые важные для дела показания, доказывающие то, что, по сути, Цакунов всё это время находился за решёткой просто так:

«

Мертвый зуб – это не здоровый зуб. Как мертвый человек не может быть здоровым. С годами зуб становится хрупче; зуб не получает никаких элементов, он просто держит зубной ряд. По природе мертвый зуб даже не может болеть, у него нет нервных окончаний

»
Кобалия - суду

Он подтвердил, что удалял Сухорукову нерв. Адвокат заявил, что выводы медика дают основания для проведения повторной судебной экспертизы по делу. Об этом он будет ходатайствовать уже в январе. Михаил Цакунов остаётся в СИЗО на Новый год.

18 января 2019: Четырнадцатое заседание (продолжение допроса стоматолога)

Данное заседание прошло в открытом режиме, на нём продолжили допрашивать Ираклия Кобалию, стоматолога пострадавшего ОМОНовца. Он окончательно подтвердил, что у зуба был удалён нерв - данное показание позволило адвокату подать ходатайство о повторной медэкспертизе по тяжести вреда здоровью. Также Адвокат Параничев подчеркнул в интервью ЗакС.Ру, что на основании этой экспертизы защита сможет подать новое ходатайство о переквалификации дела на первую часть 318 статьи.

Кобалий также отметил, что трудно сказать, от чего сломался зуб — от удара или другого воздействия.

Судья Бражникова начала допрашивать подсудимого - самого Цакунова. Он рассказывал то же самое, что рассказывала его девушка Анастасия Днепровская на своём допросе - нашли утку у дворников, сдули во дворе, пошли есть в ресторан Subway, пошли гулять до Зимнего дворца. Продожение допроса перенесено на следующий раз.

4 марта 2019: Пятнадцатое заседание (продолжение допроса Цакунова)

На данном заседании Цакунов впервые заявил суду, что при задержании сотрудники полиции его избили. Михаил подтвердил зачитанную прокурором Оксаной Станковой вырезку из протокола допроса Цакунова от мая 2018 года, где он рассказал, что ОМОНовцы били его в живот и в область поясницы. Но внезапно Цакунов сообщил, что на митинг "против коррупции" он отправился целенаправленно, а не попал туда случайно, как заявлял ранее. Возможно, так посоветовал сказать ему адвокат Павел Ясман или Герман Параничев.

Адвокаты в свою очередь подали ходатайство о повторной медэкспертизе. Решение по этому ходатайству суд огласит 11 марта.

11 марта 2019: Шестнадцатое заседание (обсуждение ходатайства)

Суд так и не огласил решение по ходатайству адвокатов. Судья Лариса Бражникова сначала его удовлетворила, однако потом добавила, что вызовет эксперта Михаила Усанина на следующее заседание, а окончательное решение по повторной экспертизе примет после его допроса. Прокурор Оксана Станкова настаивала, что повторную экспертизу можно доверить прошлому судмедэксперту, то есть Усанину. Адвокат Ясман был против вызова Усанина без проведения новой экспертизы, однако насчет возможности поручить ему провести повторную экспертизу ничего не сказал.

27-28 марта 2019: Семнадцатое заседание (назначение повторной медэкспертизы)

27 марта слушатели собрались в зале, дабы узнать, назначат ли повторную экспертизу Сухорукову, однако заседание пришлось отменить, так как Александр не принёс снимок полости рта на флеш-карте. Сухоруков объяснил, что не смог получить подпись главного врача, которой не было на месте, поэтому и не принёс снимок - заседание перенесли на следующий день.

28 марта Судья Лариса Бражникова, рассмторев ходатайства защиты, назначила повторную экспертизу из-за выбитого зуба у Александра Сухорукова. В состав экспертов войдут судмедэксперт (Михаил Усанин), стоматолог, рентгенолог и протезист. Кроме того, суд продлил Цакунову меру пресечения — он останется в СИЗО до 6 июля.

Провокационные заметки в СМИ

Дело Михаила Цакунова не обошлось без выгодного власти освещения в средствах массовой информации. В основном в государственных СМИ новость о Цакунове публиковалась в стандартном для подобных случаев стиле - рассказывалась лишь одна версия произошедшего, а именно следствия; свидетели случившегося, а также видеозапись, которая сама по себе признаёт невиновность Михаила не упоминались; в каждой подобной публикации Цакунов назывался оппозиционером, или участником протестной акции, на которой он был задержан, что на самом деле является ложью.

Отличный пример такой публикации: новость от ТАСС. Автор статьи решил остаться анонимным. Больше на сайте этого издания новостей о Цакунове не выходило.

Из всей кучи одинаковых публикаций в государственных СМИ выделилось некогда независимое издание Фонтанка. В заметке от 29 мая на тему того, что рассмотрение апелляции по причине отсутствия в СИЗО Интернета отложено на несколько дней дискурс на тему "Цакунов - оппозиционер" заиграл новыми красками - автор публикации (тоже, кстати, пожелал остаться анонимным) назвал Михаила "навальнистом" и "оппозиционером", полностью игнорируя прошлые интервью с адвокатом Михаила и его девушкой, которые прямо заявляли, что Цакунов оказался задержанным по ошибке - он хотели сфотографироваться со сдутой жёлтой уткой, которую забрал с девушкой и другом у дворников, и был повален на землю без оснований:

«

Само заседание для оппозиционера было неожиданностью, – о том, что оно пройдёт 29 мая, стало известно день в день [...] Как выяснилось, Цакунова накануне перевезли в спецприемник на Захарьевской улице, где прошла очная ставка «навальниста» с «беззубым» полицейским и его коллегой

»
— Заметка Фонтанки

К чему вообще анонимный автор статьи так резко отзывается впринципе обо всех участниках следствия, неясно. Также в заметке, в самом конце, автор указал, что "от ареста Цакунова не спасла даже видеозапись задержания":

«

Сам обвиняемый говорит, что на шествии оказался случайно, а желтую резиновую утку, которую держал в руках, просто нашёл и хотел спасти от участи быть выброшенной. Уголовное дело было возбуждено в тот же день, от ареста Цакунова не спасла ни безработная девушка, ни видеозапись с процессом «жёсткого» задержания

»
— Заметка Фонтанки

Информация подана так, будто на заседаниях по делу судьи приобщали к делу ту самую видеозапись задержания, при котором Михаил якобы выбил зуб полицейскому - но на деле ролик отказывались просмотривать все судьи, что вели дело Цакунова, и в такой ситуации "спасти" или "не спасти" Михаила видеозапись просто не могла.

Действующие лица

СУДЬИ:

Бражникова Лариса Николаевна1 circle.png

Бражникова, Лариса Николаевна

Васюков Владимир Владимирович1 circle.png

Васюков, Владимир Владимирович

Трофимова Юлия Александровна1 circle.png

Трофимова, Юлия Александровна

Андреева Ольга Олеговна1 circle.png

Андреева, Ольга Олеговна

Q mark.png

Цепляева, Наталия Геннадьевна


ПРОКУРОРЫ:

Егоров Никита Андреевич1 circle.png

Егоров, Никита Андреевич

Щербакова Юлия Валерьевна1 circle.png

Щербакова, Юлия Валерьевна

Q mark.png

Первакова, Анастасия

Q mark.png

Станкова, Оксана


ДРУГИЕ:

Пристав:

Pristav martirosyan1 circle.png

Мартиросян, Давид

Фальсификатор показаний:

Глинский Дмитрий1 circle.png

Глинский, Дмитрий

Фальсификатор показаний:

Сапронов Александр Геннадьевич1 circle.png

Сапронов, Александр Геннадьевич

Фальсификатор показаний:

Ипатин Роман Александрович1 circle.png

Ипатин, Роман Александрович

Судмедэксперт:

Q mark.png

Усанин, Михаил Юрьевич